Лакан

"Немцы привыкли принимать слова за понятия; для этого мы дрессируем их с юности — взгляни хотя бы на гегельянщину, что она, если не пустой, бессмысленный и к тому же тошнотворный набор слов?"
Артур Шопенгауэр

Уже в который раз я начинаю читать тексты Лакана. (Это классик французской школы психоанализа, один из основоположников структурализма.) И с каждым разом меня все сильнее занимает сакраментальный вопрос: не болван ли Лакан?

Тексты эти крайне туманны, перегружены сложнейшими речевыми конструкциями. Большей внятностью отличаются даже центурии Нострадамуса. Может, все дело в переводе?

Приведу для примера несколько цитат из работы "Функция и поле речи и языка в психоанализе":
1. "Суровый и неизбежный отбор должен делаться не путем бесконечных проволочек мелочной кооптации, а исходя из плодотворности конкретной продукции и диалектической проработки противоположных позиций".

2. "Мы надеемся, что открыв несколько окон, выходящих на просторы Фрейдовского учения, доклад этот поможет кому-то избавиться от тревоги, которая порождается символическим действием, когда оно теряется в собственных потемках.

Но как бы то ни было, мы напоминаем об обстоятельствах появления этой речи вовсе не для того, чтобы вынужденной спешкой оправдать его очевидные недостатки, ибо не в меньшей степени чем своей формой обязан он этой спешке и самим своим смыслом.

Однажды, рассматривая характерный софизм интерсубъективного времени (1), мы уже имели случай продемонстрировать функцию спешки в той логической стремительности, что является непреложным условием истины.

Ничто сотворенное не появилось на свет без спешности, и нет в спешности ничего, что не порождало бы в речи свое преодоление.

Но если для человека наступает момент, когда он способен свести сделанный им выбор и обличаемое им нестроение к единой разумной причине, позволяющей ему понять их сочетание в реальном, и уверенностью своей предвосхитить действие, их уравновешивающее, в речи этой ничто случайным уже не станет".

3. "Мы покажем, что речь, когда есть у нее слушатель, не остается без ответа никогда, даже если в ответ встречает только молчание. В этом, как нам кажется, и состоит самая суть ее функции в анализе.

Ничего об этой функции речи не зная, психоаналитик ощутит ее зов тем сильнее. Расслышав же в этом зове лишь пустоту, он испытает эту пустоту в самом себе, и реальность, способную ее заполнить, станет искать уже по ту сторону речи".

Постоянно дразнит ощущение, что какой-то смысл в тексте есть, но смысл этот настолько неевклидовый и безобразный, что понять его - значит "сдвинуться по фазии". А Гегель? А Хайдеггер? Колоссы замкнутой, погруженной в себя, аутичной речи. Я совершенно согласен с возмущением Шопенгауэра, который называл Гегеля "главным европейским шарлатаном". Но с тех пор появился месье Лакан.

upd. 2006.06.22. Цитата из "Инстанция буквы в бессознательном":

"Бытие, о котором идет речь здесь — это то бытие, что лишь на мгновение появляется в пустоте глагола «быть», и вот о нем-то я и сказал, что оно задает субъекту вопрос. Но что значит «задает вопрос»? Оно не ставит его перед субъектом, ибо придти на место куда он поставлен, субъект не может; оно ставит его на месте субъекта; другими словами, на этом месте оно ставит вопрос самим субъектом [avec le sujet], подобно тому как записывают задачу пером или как человек у Аристотеля думает душой".
Я решительно не понимаю, какое отношение имеет к психологии человека это дичайшее словоблудие, эта с цепи сорвавшаяся, умопомрачительная схоластика.

2006, 22 Июня
Павел Гуданец
Начало
2009-2018 © Павел Гуданец