* * *

При первом контакте с внеземной цивилизацией, угощая залетных гуманоидов вином Шато Лафит, мы попробуем объяснить им, что ищем смысл жизни. Их толмачи переспросят: что такое "смысл жизни"? А мы не будем знать, что ответить. Такая специфика у этого вопроса: понять, в чем состоит вопрос, значит получить на него ответ. Найти смысл жизни - значит узнать, в чем он состоит. А мы не знаем, в чем он состоит, поэтому его ищем, следовательно, не знаем, что же ищем.

Чтобы подготовиться к контакту с инопланетным разумом, надо решить эту каверзу. Мы ищем то, что ищем. Кажется, тут нечто большее, чем лингвистическая проблема. Тавтология укоренена в природе познания. Любой ответ, снабжающий нас новой информацией, объясняет, что же на самом деле мы искали и нашли. Ответ способен преображать сущность вопроса. Сильные ответы встречаются редко, но они круто меняют всё. Необратимо.

Можно бесконечно делить число на 2, так и не исчерпав количество до нуля. Можно нескончаемо уточнять вопрос, так и не получив на него ответа. Что такое "смысл", смысл смысла, смысл смысла смысла, смысл смысла смысла смысла, ради чего искать. Что такое "жизнь". Ладно - смысл существования, а существует ли смысл? Талмуды написаны, философские диссертации защищены, а проблеск исхода не приблизился.

Можно принять правила игры тавтологичного вопроса и дать тавтологичный ответ: смысл в том, чтобы его искать. Можно отрицать вопрос. Можно дать субъективный ответ. Я предпочитаю разрубить гордиев узел, мне нравится отвечать коаном в духе Дугласа Адамса: смысл жизни - это 42.

2008, 16 Июня
Павел Гуданец
Начало
2009-2018 © Павел Гуданец